Мне 32 у меня диабет

Инга Яковлева (33 года, диабет 1 типа, замужем).

Три года назад во время свидания с кавалером у нее запищала инсулиновая помпа (прибор, который автоматически подает инсулин в кровь, позволяя больному обходиться без уколов шприцем). Инга попыталась сделать вид, что не слышит сигнал, но в конце концов пришлось признаться, что у нее диабет. «Он спросил: то есть ты не можешь иметь детей, потому что передашь им болезнь, и они рано умрут?» – рассказывает Инга. Молодая женщина объяснила своему спутнику, что он, мягко говоря, неправ. «Роман не вышел, но пусть хотя бы станет немного образованнее», – подумала она. Больше они не встречалась. Сегодня Инга замужем, воспитывает ребенка.

Бывает непросто решить, рассказывать другим о том, что у вас диабет, или нет. Подсознательно вы боитесь, что вас начнут жалеть. Или не будут воспринимать как полноценного человека. Обидные комментарии могут ранить или даже разозлить. В то же время, обсуждая свою проблему, вы сами сможете иначе на нее взглянуть. Как именно? Это зависит от того, в какой форме вы о ней рассказываете, какова реакция собеседника и насколько вам комфортно говорить о диабете в определенной ситуации с определенными людьми, – считают психологи.

Диагноз «диабет» может вызвать разные чувства. Беспомощность, страх, уныние, раздражение. То есть эмоции, обычно связанные с пониманием, что здоровье под угрозой. И нередко это сопровождается еще и беспокойством о том, как к новости отнесутся другие. Насколько искренним будет их сочувствие? Насколько адекватно отреагируют близкие: муж (жена), дети, друзья.

Борис Фадеев (61 год, диабет 2 типа) говорит, что его одновременно захлестнули чувства вины и злости, когда два года назад он узнал, что у него обнаружили заболевание. Он ругал себя за вредные привычки, которые могли спровоцировать заболевание, и не хотел никому говорить о своем диагнозе. С течением времени, когда Борис предпринял необходимые меры для улучшения здоровья (похудел на 30 кг, подружился с велосипедом), он перестал бояться обсуждать свой недуг с другими. Например, в ответ на вопрос соседа, как он сбросил вес, Борис ответил: «От страха! Диабет заставил взяться за ум».

Если вы не уверены в себе, нерешительны или скрытны, то, как правило, менее склонны говорить о том, что вас беспокоит. Так же, как сильные и независимые люди, которым страшно показаться слабыми и беззащитными, – они полагаются только на себя. По словам психолога Евгении Цветковой, такой подход может обернуться против вас! Каким бы не было ваше социальное положение или материальный достаток, какую бы должность вы ни занимали, кто-то должен знать, что у вас есть определенные проблемы со здоровьем. Специалисты считают, что важно сообщить о своем диагнозе людям, в обществе которых вы проводите много времени. А тем, с кем не видитесь регулярно, стоит сказать, если они могут оказать эмоциональную поддержку. «Одним словом, расскажите о болезни тому, кто, по вашему мнению, может помочь вам лучше справляться с ней», – говорит психолог Светлана Плешакова. Имейте в виду: на реакцию друзей, с которыми вы решитесь поделиться информацией, могут повлиять их предубеждения. Тот, у кого диабетом страдает один из родителей, отзовется иначе, чем те, у кого в семье нет проблем со здоровьем. Надо быть к этому готовым. И, во-первых, не стоит обрушивать новость как снег на голову. Во-вторых, дайте понять, что вы не раздавлены и не посыпаете голову пеплом, а учитесь справляться с болезнью. Относитесь к этому серьезно, но не драматически и ждете от близких понимания и немного сочувствия, только и всего.

Прежде чем рассказать другим о своем диагнозе, вы должны сами внутренне принять его и осознавать, что это такое – диабет.

Некоторые пациенты с диагнозом «диабет» предпочитают хранить эту информацию в секрете. Давид С. (диабет 1 типа, просил не указывать фамилию) не общается на эту тему с кем-либо, кроме членов семьи, наслушавшись глупых советов и невежественных комментариев о диабете. «Как правило, ваши друзья ничего об этом не знают. И слушать о диабете им так же интересно, как о чужих фурункулах, – говорит Давид. – Естественно, приходится тратить время и силы на лечение и уход за собой – не хватало еще, чтобы свободные от этого часы я посвящал разговорам о диабете!» – заключает он. Что ж, это его позиция. Но самое главное в любой ситуации – жить полноценно. Чем успешнее вы сводите к минимуму последствия диабета, тем увереннее себя ощущаете.

Выбрать правильные слова

С друзьями и близкими мы вместе переживаем радостные моменты и поддерживаем друг друга в трудную минуту. Почему стоит делиться не только хорошим, но и плохим? В этом суть отношений – знать, что ты не один в этом мире и что помощь придет. Большинству не нужны пространные лекции – достаточно коротко сообщить диагноз. Можно сформулировать это совсем просто: «У меня не очень хорошие новости. Врачи нашли диабет». С семьей стоит обсудить этот вопрос более подробно, ведь вам предстоит изменить образ жизни и пищевое поведение. Люди, с которыми вы живете или проводите много времени, должны знать, что делать в случае неотложных состояний близкого человека, например, при гипогликемии. «Вам необходимо сообщить окружающим, как им следует поступать, если ваш уровень сахара понизится до крити-ческой отметки, – говорит врачэндокринолог Ольга Петрова. – Достаточно простых рекомендаций: вы увидите то-то и то-то, надо сделать это и это».

Людям с диабетом бывает непросто найти подходящий момент, чтобы поговорить о своем диагнозе. Близких необходимо проинформировать как можно раньше. А кому-то можно и не торопиться сообщать о том, что у вас диабет. К примеру, лучше не «выпаливать» без подготовки новость тому, с кем вы недавно стали встречаться, и обсудить вопрос тогда, когда отношения достигнут некоторой зрелости. Выбирайте такой момент, когда никто из собеседников никуда не торопится. Начинайте беседу с осознанием того, что именно вы хотите сказать, при этом будьте готовы и к вопросам и к высказываниям, которые заставят вас болезненно морщиться. Но что поделать! О диабете существует множество заблуждений (см. главку «Типичные заблуждения»).

Конечно, не всегда все идет по плану. Наталья Серова (диабет 1 типа) проходила собеседование при приеме на работу, когда с ней случился приступ гипогликемии. Она плохо себя чувствовала и переживала, говорить ли о своем заболевании. В итоге женщина все-таки решилась, рассудив, что здоровье важнее. И место, кстати, она получила.

В конечном счете – ваше личное дело, кому, что и когда рассказать. Для одних это непросто, другие готовы говорить о своих проблемах со здоровьем всегда и везде, к месту и не к месту…

К Инге Яковлевой, которая долгое время никому не сообщала о своем диагнозе, решение поделиться своими проблемами пришло постепенно. Время, приобретенные знания, личный опыт и зрелое отношение к ситуации сделали свое дело, и ей стало легче говорить об этом. «Теперь я считаю себя своего рода наставником для тех, кто только столкнулся с диабетом, – говорит она. – Чем больше я принимала свое новое состояние как данность, тем легче мне становилось. За последние десять лет я стала гораздо более открытым и позитивным человеком», – утверждает Инга.

Вам поставили диагноз

Реакция на недавно установленный диагноз может зависеть от чужого негативного опыта.

Те, чьи родственники сталкивались с осложнениями диабета, чаще в большей степени расстроены и напуганы, чем те, чьи родные успешно справляются с проблемой.

От вашего отношения к недугу зависит и то, как вы представляете свою ситуацию другим.

Определитесь, кем вы себя считаете: независимым или зависимым? Оптимистом или пессимистом? Полноценным человеком или безнадежно больным?

Действуйте решительно и сохраняйте позитивный настрой! Когда вы примете свое нынешнее состояние как данность, с которой можно научиться справляться, вам будет легче говорить о проблеме с другими. Если вы этого захотите, разумеется.

Несколько распространенных мнений о диабете, которые вы можете услышать, и варианты ответов.

«Тебе этого нельзя!»

Комментарии других о том, что вы едите, нередко докучают. Особенно, когда вы тянетесь за десертом. Можно просто объяснить, как вы соотносите свою дозировку инсулина с потреблением углеводов, чтобы контролировать сахар крови. Но не стоит перегибать палку и утомлять присутствующих детальными подробностями! Особенно, если вы сидите за столом. Лучше всего обойтись корректными формулировками, сказать, например, что сегодня существуют отличные медикаменты, которые при соблюдении определенных правил питания позволяют оставаться в норме.

«Ты сам в этом виноват»

Неодобрительные замечания такого типа могут ранить. Но лучше сдержать раздражение. Расскажите собеседнику о существовании разных типов диабета и таких факторах риска, как, например, генетика. Лучший ответ на незаслуженную критику – объективная информация, а не вспышка ярости, утверждают психологи. Можно сказать: да, я был в группе риска из-за избыточного веса, но я работаю над этим – стал правильно питаться, больше двигаюсь и намерен навсегда изменить образ жизни.

«Ты, наверное, не можешь иметь детей»

Поскольку это в корне не так, кто-то должен воспользоваться случаем и развеять миф – почему бы это сделать не вам?! Да, диабет относят к факторам риска во время беременности (и таких факторов кроме диабета немало), но если контролировать ситуацию, нет причин, по которым пациентка с таким заболеванием не может иметь детей. Многим людям часто просто не хватает информации. Что ж, помогите им узнать больше!

Похожие и рекомендуемые вопросы

Боль в руках и ощущение скованности в суставах не связаны с наличием у Вас сахарного диабета. По данному поводу Вам необходимо в ближайшее время обратиться на очную консультацию к врачу-ревматологу.

Ваш уровень гликозилированного гемоглобина говорит о декомпенсации сахарного диабета в настоящий момент. Если у Вас есть такая возможность, то я бы рекомендовала Вам определить суточный гликемический профиль несколько дней подряд — для этого необходимо измерять уровень глюкозы крови до каждого основного приёма пищи + через 2 часа после каждого основного приёма пищи + перед сном. По результатам можно будет говорить о коррекции дозировок инсулина.

С уважением, Надежда Сергеевна.

Наталья, те симптомы, которые Вы описываете, абсолютно нехарактерны для диабетической ангиопатии (поражения сосудов). В силу этого я не хочу рекомендовать Вам заведомо неэффективное лечение, курс ангиопротекторов Вашу проблему не решит.
По возможности получите альтернативную консультацию врача-ревматолога либо начните с посещения врача-терапевта.

С уважением, Надежда Сергеевна.

Поиск по сайту

Что делать, если у меня похожий, но другой вопрос?

Если вы не нашли нужной информации среди ответов на этот вопрос , или же ваша проблема немного отличается от представленной, попробуйте задать дополнительный вопрос врачу на этой же странице, если он будет по теме основного вопроса. Вы также можете задать новый вопрос , и через некоторое время наши врачи на него ответят. Это бесплатно. Также можете поискать нужную информацию в похожих вопросах на этой странице или через страницу поиска по сайту . Мы будем очень благодарны, если Вы порекомендуете нас своим друзьям в социальных сетях .

Медпортал 03online.com осуществляет медконсультации в режиме переписки с врачами на сайте. Здесь вы получаете ответы от реальных практикующих специалистов в своей области. В настоящий момент на сайте можно получить консультацию по 45 направлениям: аллерголога , венеролога , гастроэнтеролога , гематолога , генетика , гинеколога , гомеопата , дерматолога , детского гинеколога , детского невролога , детского хирурга , детского эндокринолога , диетолога , иммунолога , инфекциониста , кардиолога , косметолога , логопеда , лора , маммолога , медицинского юриста , нарколога , невропатолога , нейрохирурга , нефролога , онколога , онкоуролога , ортопеда-травматолога , офтальмолога , педиатра , пластического хирурга , проктолога , психиатра , психолога , пульмонолога , ревматолога , сексолога-андролога , стоматолога , уролога , фармацевта , фитотерапевта , флеболога , хирурга , эндокринолога .

Мы отвечаем на 95.49% вопросов.

Двое молодых минчан, болеющих диабетом, рассказывают о том, как болезнь изменила их жизнь.

МАКСИМ

– Каждый раз, когда у меня спрашивают, когда я заболел, я не могу вспомнить четко. Это произошло лет шесть назад, когда я учился на втором курсе университета. Мой папа болел диабетом, но у него был диабет второго типа – этот тип встречается у людей пожилого возраста, и это не инсулинозависимый тип – людям не надо колоть себе инсулин. Инсулин в организме вырабатывается, но не работает так, как надо. Поэтому он контролируется диетой и таблетками. Первый тип диабета инсулинозависимый – он встречается у молодых людей и даже детей. При нем инсулин вырабатывается в недостаточном количестве или же не вырабатывается вообще, поэтому его нужно себе вкалывать.

У моего папы был глюкометр, и он как-то предложил мне померять сахар. Предложил не просто так – я чувствовал постоянную слабость, сухость во рту, пил много воды и прилично потерял в весе за короткий промежуток времени. Но я не придавал этому значения, усталость списывал на учебу, а на то, что я по два раза ночью встаю попить воды, просто не обращал внимания. Глюкометр показал уровень сахара около десяти, притом что в норме у взрослого человека он не должен превышать пять с половиной. После этого я пошел к врачу, у меня взяли анализ крови и выписали направление в больницу.

В то время я учился, сдавал на права, много из-за этого стрессовал, а еще тогда у меня умер дедушка. Все как-то наложилось одно на другое, и, как мне потом объяснили в больнице, сильный стресс, скорее всего, и спровоцировал заболевание. Сейчас я уже понимаю, что нервами можно спровоцировать все что угодно. Я очень хочу научиться контролировать стресс, но пока не получается.

В больнице я пролежал две недели. За это время тебя приводят в порядок: сначала вкалывают инсулин в больших дозах, чтобы снизить уровень сахара, а потом, глядя на состояние, дозу начинают уменьшать и приходят к той, которая тебе необходима постоянно при определенном рационе питания. Плюс за это время тебя просвещают в том, как ты должен высчитывать количество инсулина самостоятельно.

Еще в этот период ко мне приходила психолог. Было очень смешно, потому что она пришла настроенная на серьезный разговор с больным человеком обо всех тяжестях его болезни, а мне проще было отшутиться и потом продолжить самостоятельно загоняться в своих мыслях. Поэтому я за пару минут отшутился от этой женщины, и она ушла в нормальном состоянии, думая, что у меня все в порядке. Но, учитывая, что я мало что знал об этой болезни, у меня были определенные загоны: к своему удивлению я начал думать о том, какими у меня будут дети, не передам ли я им диабет. На тот момент эта мысль была главной. Это потом я уже узнал, что риск того, что у моих детей тоже будет диабет, – всего пять-десять процентов.

Еще в больнице есть «Школа диабета», в которую меня записали, и там эндокринолог рассказывала, как считать хлебные единицы (единицы, в которые пересчитывается количество углеводов в продуктах) и что нужно есть. Первые пару месяцев я все тщательно высчитывал, читал составы, количество углеводов, а потом запомнил и сейчас не особо переживаю по поводу пересчета, потому что ем всегда приблизительно одно и то же и знаю, сколько инсулина колоть. Хотя я понимаю, что желательно было бы следить за всем этим значительно строже, чем я, но, в принципе, результаты анализов у меня более-менее нормальные. Мне вообще кажется, что можно иногда позволять себе есть то, что в принципе нельзя – кусок торта или пряник, – и контролировать это большей дозой инсулина. Но это сугубо мое мнение, и врачи со мной не согласятся. Правильнее всегда есть овощи, клетчатку, фрукты, если уж хочется сладкого и сложных углеводов.

Фишка контроля сахара в том, что у тебя не должно быть резких его скачков. Когда падает сахар, это очень неприятно, потому что может произойти в любом месте и в любое время, поэтому надо всегда носить с собой что-то сладкое. Если резко и сильно падает сахар, то может произойти гипогликемическая кома. Ты можешь потерять сознание, и хорошо если рядом окажется кто-то, кто может помочь. Люди не всегда знают, что надо делать, когда видят, что человек упал.

Из-за диабета страдают в первую очередь мелкие кровеносные сосуды разных органов и частей тела. Если не следить за уровнем сахара, то можно заработать разрушение сетчатки глаза, слепоту, почечную недостаточность, гангрену и много чего еще. Это может быть и углубление в негатив, но у меня всегда в голове есть мысль о том, что ноги могут и отрезать.

Нужно всегда контролировать сахар, нормально питаться и с точки зрения продуктов, и с точки зрения режима. Нужно всегда помнить, что тебе нужно поесть. А еще нужно высыпаться и заниматься умеренной физической нагрузкой. Проблема в том, что у меня это не всегда получается. Ты, с одной стороны, хочешь нормально насыщенно жить, а с другой стороны – понимаешь, что это может сказаться на твоем здоровье. У меня не сильно изменилась жизнь после постановки диагноза, и я понимаю, что делаю себе в чем-то хуже, но таков ритм. В данном вопросе я выбираю прожить, может быть, более короткую, но насыщенную жизнь, чем долгую и спокойную. С некоторых пор я просто полностью согласен с фразой «memento mori». Но иногда все же возникают мысли о том, что что-то у меня зрение стало хуже, а ноги начинают болеть при долгой ходьбе.

Я всегда ношу с собой инсулин, потому что его нужно вкалывать после каждого приема пищи. Есть короткий инсулин и есть длинный. Короткий колется после еды, а длинный – чтобы поддерживать фон инсулина в организме. Когда колоть длинный инсулин, определяет врач: это обычно какое-то определенное время, которого надо придерживаться.

Пока я был студентом, инсулин мне выписывали в эндокринологическом диспансере бесплатно. «Бренды» инсулина бывают разные – тот, что я принимал, мне перестали выдавать бесплатно после окончания университета. И, чтобы не переходить на другой, я начал покупать инсулин, потому что организм привыкает к определенному виду.

Вкалывать его удобно. Единственная проблема в том, что короткий инсулин колется в живот, а длинный – в руку или в ногу, и сделать это так, чтобы никто не заметил, не получится. Я испытывал и испытываю из-за этого определенный дискомфорт, потому что я предпочитаю не рассказывать о диабете. Может быть, это не совсем верно, но, с другой стороны, мне так проще в психологическом плане. Я не совсем уверен, что это будет правильно воспринято, и чувствую из-за этого какую-то неполноценность. Конечно, близким людям я не сразу, но рассказываю.

Я знаю, что в Израиле людям приспосабливают аппаратики, которые заправлены инсулином и сами меряют сахар и вкалывают необходимую дозу инсулина. И у человека нет этой головной боли, когда можно забыть уколоться или сделать это не в то время. Это существенно облегчает жизнь, но как полностью вылечить диабет, нигде пока не придумали.

ГАЛИНА

– Перед тем как я узнала, что у меня диабет, в моей жизни было насыщенное и эмоциональное время. Интересная работа с нелегкими задачами, вечеринки, встречи с друзьями, экзамены в университете и любовь. Я сильно похудела, но мне казалось, что это даже круто и не так уж заметно другим. Усталость, жажда, сонливость – все это я списывала на летний движ и пару часов сна в сутки. Для меня было нормой выпивать в день три литра воды и просыпаться среди ночи, чтобы утолить жажду. Я не находила сил для занятий спортом, а мои длинные и вполне себе густые волосы стали ужасно выпадать.

Достаточно долгое время я ничего с этим не делала, пока мои друзья и мама не стали бить тревогу. Мама настаивала на том, что мне нужно сдать анализы, потому что выглядела я болезненно. А друзья предлагали мне взять отпуск. Мама устала ждать результатов анализов и предложила пойти к соседке, у которой давно диабет, чтобы измерить мой уровень сахара, потому что уж слишком похожи были симптомы. Я не понимала, зачем мне это нужно, в моей голове были стандартные стереотипы о том, что диабетики – обязательно полные люди в возрасте. Но, чтобы мама не накручивала себя, я согласилась.

Утром перед работой мы зашли к соседке, потому что она владела незнакомым мне на тот момент девайсом – глюкометром. Мне продезинфицировали палец, прокололи его, выдавили оттуда кровь и приставили к появившейся капле глюкометр c одноразовой пластиковой полоской. Прибор стал отсчитывать секунды, и на экране появилась цифра «тринадцать». Теперь я знаю, что уровень сахара в крови здорового человека натощак не должен превышать пять с половиной ммоль/л.

В тот момент я чувствовала себя растерянной, но мне все это казалось шуткой. Глупой и не смешной. Я думала о том, что это не может быть со мной, что это не диабет. Что глюкометр ошибается и нужно ждать реальных анализов. На следующий день я вызвала скорую, и медсестры, измерив мое давление и уровень сахара в крови, забрали меня. Я была готова к госпитализации, но воспринимала все как дурацкое приключение.

У врачей не было сомнений: сахарный диабет. В эндокринологическом отделении Минской городской больницы со мной не церемонились. Я чувствовала себя ужасно потерянной. Я задавала себе много вопросов и на многие из них не могла найти ответы. Или боялась. У меня как будто бы выбили почву из-под ног. Было ощущение полной ничтожности, удушающего животного страха и одиночества.

Сначала мне не хотелось никому рассказывать о том, что я больна: казалось, что это стыдно. Я думала, что все будут меня жалеть, что люди станут воспринимать мои действия и слова через призму болезни, что я перестану быть привлекательной и сексуальной. Ведь больных людей мы обычно жалеем и не воспринимаем их как равных.

Мне предстояло пройти большой путь, чтобы перестать считать себя больной и просто научиться считаться со своим состоянием. В этом мне очень помогли друзья, которые поддерживали меня во всем. Приносили мне интересные книги, возили на вечерний кофе и к отбою возвращали в больницу, приносили орехи и сладости без добавленного сахара, разговаривали со мной по телефону ночами и не ходили на тусовки, потому что меня там нет. И даже отмечали свои дни рождения со мной, в больнице. Этот переломный момент показал мне, кто есть друг. А вот кто есть я, мне предстояло узнать. В поисках новой себя я поменяла работу, постриглась, сделала татуировку и переехала в другой город.

Если не изобретут новых лекарств для восполнения инсулиновой недостаточности, мне нужно будет всю жизнь делать себе уколы в ногу и живот – примерно четыре-шесть раз в день: после каждого приема пищи и на ночь. Каждые три месяца я сдаю все анализы и делаю УЗИ поджелудочной и щитовидной железы. Каждые полгода-год я лежу в больнице или посещаю дневной стационар, где мне прокапывают капельницы. Хочу попробовать ездить в санатории – это уж точно будет веселее, чем больничная палата.

Каждые два-три месяца я посещаю эндокринолога в эндокринологическом диспансере, она изучает мои анализы, выписывает мне рецепт на инсулин и дает рекомендации по поддержанию хорошей формы. Инсулин я покупаю, как и расходники к глюкометру. В среднем в месяц, не считая витаминов, я трачу около ста долларов.

Моя жизнь до диабета не отличалась дисциплиной, правилами и ограничениями. Я наслаждалась каждым днем и мгновением по максимуму. Но теперь пусть и отрицательным, но стимулом является моя болезнь. В диабете важен план: я начала завтракать, есть небольшими порциями шесть раз в день, регулярно ходить в тренажерный зал, принимать витамины, стараться спать не меньше восьми часов. Казалось бы, чего тут расстраиваться, ведь это здоровый образ жизни. Важно помнить: если ты что-то берешь через меру, то тебе придется за это платить.

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by.

Источники: http://moidiabet.ru/articles/u-menja-diabet, http://03online.com/news/saharnyy_diabet_1_tipa_32_goda_/2015-7-10-92731, http://citydog.by/post/diabetes/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *